Меню

Информация

Погода на 22.08.2017

Температура: 22-24 °С

Влажность: 57-59%

Давление: 752 мм рт. ст.

Ветер: 2-4 м/сек

ясно, без осадков

Курсы валют

ЦБРФ на 19.08.2017

USD: 59.3612

EUR: 69.7197

История

ород Электрогорск расположен в живописном месте, в окружении лесов, озер, в семидесяти пяти километрах к востоку от Москвы. В прошлые времена здешние места считались непроходимыми из-за бесчисленных болот, густых лесов. И только в начале двадцатого века
московские предприниматели начали осваивать торфяные болота Богородского уезда. «Общество электрического освещения 1886 года», построившее первую электрическую станцию в Москве, стало расширять свои операции в промышленном районе восточного
Подмосковья. Идея строительства электрической станции, работающей на торфе, принадлежала выдающемуся инженеру-новатору Роберту Эдуардовичу Классону. Под его руководством на озере Госьбужье начала строиться электростанция.

Если вам скучно, посмотрите на то, как бабы ссут в туалете и на улице. Ссущие бабы всегда выглядят аппетитно, так и хочется трахнуть их.

Богородскую уездную земскую управу поступила пояснительная записка к устройству центральной электрической станции и жилых построек при ней: «Общество электрического освещения 1886 года» предполагает построить на берегу озера Госьбужье в Богородском уезде электрическую станцию для получения электрической энергии и снабжения ею городов, местечек, фабрик и заводов в Московской и Владимирской губерниях». В записке сообщалось, что вся работа станции будет производиться машинами, а роль персонала будет сводиться к надзору за правильной работой различных машин. Топливом послужит торф. Здание центральной станции будет состоять из трех каменных корпусов, персонал будет работать в три смены. Далее в записке сообщалось, что для инженеров предполагается выстроить отдельные деревянные двухэтажные дома, для низших служащих и рабочих - деревянные одноэтажные дома на несколько семей.
С обществом крестьян деревни Кузнецы Буньковекой волости был заключен договор, по которому «Общество электрического освещения 1886 года» получало право прокладки электрических проводов по деревенским землям.
В своих воспоминаниях Р.Э.Классон рассказывает об истории строительства электростанции и первых годах ее существования: «Московская электрическая станция работала исключительно на нефти, и, когда в 1911 году я получил известие, что в 75 верстах от Москвы продается большое торфяное болото решил попытаться привлечь иностранный капитал к постройке районной электрической станции на торфе. В ноябре была предпринята экспедиция на болото для осмотра его, а затем я поехал в Берлин для ведения переговоров с банками относительно финансирования предприятия. В течение двух дней я договорился с банками, немецкими и швейцарскими, все необходимые кредиты были ассигнованы. Зимой были составлены проекты, причем на московской станции, так как постройка должна была вестись преимущественно силами и средствами этой станции, для которой районная являлась помощью и подспорьем. С ранней весны 1912 года приступили к работам. Приходилось строить не только квартиры, но и больницы, школы, склады, бани, словом, выстроить почти небольшой город. Первые служащие и рабочие размещались во временных постройках, преимущественно в палатках. Место было совершенно дикое. Там, где сейчас стоит станция, около озера бродило стадо лосей. Доступ к месту постройки был настолько труден, что приходилось на месте будущего шоссе рубить деревья, бросать их в воду, на деревья класть узкоколейные рельсы, засыпать их землей. По этому рельсовому пути продвигалась вагонетка с лошадью, поддерживающая сообщение с местом постройки. Тотчас же, после того, как оказалось возможным по железной дороге, совершавшей регулярные конные рейсы, доставить на место строительства рабочих, приступили к сооружению самой станции. Одновременно начаты были работы на торфе. С торфом никто из нас не был знаком. Мы пригласили заведующего торфяными разработками И.И.Радченко и впервые с большим интересом занялись изучением торфяного хозяйства, доставшегося при покупке имения. Торфяное хозяйство было самое примитивное и состояло из старых локомобилей и старых торфяных машин. Было решено к следующему году пустить в ход 50 торфяных машин с электромоторами. Это была очень серьезная задача. Дело в том, что до тех пор в России такого количества торфяных машин сразу не ставилось. Но эта работа была успешно выполнена в 1913 году все 30 машин были пущены в ход.

мае 1912 года к электрической станции проложили узкоколейку железной дороги. по которой на станцию из , Германии доставляли оборудование. Тогда же были установлены машины для выработки торфа. Ранней весной на разработки стали приезжать торфяники для сезонных работ.
Газета «Правда» в сентябре 1912 года публиковала статью о строящейся в Богородском уезде электростанции «Положение работающих на постройке новой станции электрического освещения из рук вон плохо.
Позаботились только о постройке теплых помещений для инженеров, для рабочих же выстроены временно холодные и протекающие помещения. Наступившие ненастье и холода слишком тяжело отражаются на здоровье, так как промокшим и продрогшим рабочим совершенно негде высушиться и обогреться Многие страдают желудочно-кишечными заболеваниями. Все обременены сверхурочными работами.» Множество лесных и болотных комаров способствовали распространению малярии. Первоначально в лесу были разбиты палатки медпункта, а в 1914 году уже была выстроена небольшая бревенчатая амбулатория с аптекой. где больных принимали один врач и один фельдшер.
Для завершения строительства энерго-предприятия и его дальнейшей эксплуатации было учреждено московское акционерное общество «Электропередача», которому и перешла электростанция со всем оборудованием. Коммерческим директором акционерного общества стал Г.М.Кржижановский. Значительный вклад в строительство электростанции внесли ннженеры-специалисты И.И.Радченко, А.В.Винтер. В.Д.Кирпичников, Г.Б.Красин, В.В.Старков Необходимый персонал поставляла московская электрическая станция, которая являлась базой для строительства первой подмосковной электростанции. А для монтажа турбин приехали иностранные специалисты.
В 1914 году энергией станции уже пользовались большедворская фабрика «К.И.Жиро с сыновьями» и шелко-парчовая фабрика Заглодина в селе Рахманово. С 1915 года электрическая станция питала энергией павловопосадский льнопрядильный комбинат, с 1916 года — заводы Второва в селе Затишье, фабрику «Анисим Поляев с сыновьями» в Глухово, фабрику Морозова в местечке Крутое.
В январе 1914 года Богородская земская управа приносила благодарность правлению акционерного общества «Электропередача» за устройство электрического освещения ко дню освящения нового здания управы.
Вскоре оказалось возможным подать ток в Орехово-Зуево, а также устроить уличное освещение в Павловском Посаде. Электрическая станция на договорных началах отпускала энергию предприятиям и частным потребителям. С 1915 года от общества «Электропередача» пользовались энергией до двухсот абонентов для освещения улиц и жилья и промышленных целей.
Первые торфяники приезжали на сезонные работы без семей, и только в 1915 году рабочим было разрешено привозить семьи.
Обустраивался поселок при электростанции, строились бараки для рабочих, дома для служащих. Эти красивые, легкие, европейской архитектуры дома сохранились до сих пор в центре города. В 1912 году в одном из них поселилась семья заведующего торфяным хозяйством И.И.Радченко. Алиса Ивановна, жена Радченко, занялась просветительской деятельностью. Сначала она приглашала к своему сыну детей рабочих, устраивала для них праздники, ставила спектакли, рисовала, пела, учила шить и заниматься огородом. Когда дети подросли, Алиса Ивановна стала создавать группы «грамотеев». В ноябре 1914 года в ее дневнике появилась запись: «Вот уже шесть недель, как я занимаюсь с ребятами. В этом году у меня сорок человек, возрастом 6-14 лет. С младшими занимаюсь 2-3 часа, со старшими 3-4 часа. Кроме этого, имеется дошкольная группа. И вот, гладя на мой подвиг, дирекция, наконец, устыдилась и решила предоставить нам помещение и учительницу. Попечителем школы взялся быть сам мрачный А. В. Винтер»

лектростанция продолжала присоединения абонентов, но вспыхнувшая внезапно война изменила осуществление планов. Война 1914 года сказалась на текстильной промышленности Богородского уезда и замедлила развитие деятельности общества «Электропередача». Большая часть технического персонала электростанции была мобилизована на фронт. Из состава правления общества устранялись германские подданные.
Рабочие и служащие электростанция нуждались в улучшении жилищных условий. В поселке назревало недовольство. Р. Э. Классон и Г. М. Кржижановский предпринимали усилия, пытаясь разрешить ситуацию, добивались от управления общества средств на строительство нового жилья: «Мы полагаем, что общее недовольство смягчится, если с нашей стороны будут отмечены хотя бы некоторые шаги, идущие навстречу желаниям служащих. Для наиболее ценных работников мы должны улучшить жилищные условия ремонтом й некоторым переустройством занимаемых помещений. Полагаем, что было бы необходимо обратить особое внимание на благоустройство больших квартирных домов, больницы, школы. домов второй и третьей категории, которые в настоящее время перенаселены жильцами.»
Квартирные условия, бедность, недостаточное питание существенно отражались на настроении и работоспособности персонала электростанции.
В поселке организовалась подпольная большевистская партийная ячейка. В дни февральской революции она легализовалась в первичную организацию РСДРП. Председателем ее был избран Клементий Августинас.

марте 1917 года состоялось общее собрание рабочих электростанции, на котором был избран заводской комитет , профсоюза в составе 16 членов и 16 кандидатов к ним. Список членов комитета завком тут же и довел до сведения господ директоров, заведующего станцией и управляющего имением.» На собраниях происходили жаркие политические споры. В апреле 1917 года обсуждали «Апрельские тезисы»: «Ленин потерял чувство реальности. сидя в эмиграция!»
Но трое партийных рабочих — кузнец Трещалин, кочегар Павловский и кладовщик Жуков — настаивали на пути Парижской Коммуны.
В феврале 1918 года Совнарком принял декрет о национализации электростанции: \"Совет Народных Комиссаров постановляет конфисковать все имущество Общества Электрического Освещения 1886 г., в чем бы это имущество ни состояло и объявить его собственностью Российской Республики. Председатель Совета Народных Комиссаров Ульянов (Ленин).\"
В марте 1918 года были отпущены два миллиона рублей для расширения электростанции, в апреле того же года из Петрограда были эвакуированы четыре котла и две паровые турбины с генераторами на станцию Павлово-Пасад для «Электропередачи». Благодаря неоднократным правительственным субсидиям на ГРЭС производились работы по гидравлическому способу добычи торфа, оплачивалась заготовки топлива. В 1920 году, по воспоминаниям Г.М.Кржижановского, случился большой пожар, горели леса, торф, пожар угрожал электростанции. Персонал электростанции самоотверженно боролся с огненной стихией. Тут, к счастью, подоспела и помощь из Москвы: по приказу В.И.Ленина через линию огня прорвался Карельскии саперный полк — и общими усилиями станция была спасена.»
Продолжая работать на электростанции и в первые годы советской власти, Р.Э.Классон не оставлял идеи механизировать добычу торфа. В двадцатые годы торфодобыча стала осуществляться по новому гидравлическому методу, разработанному Р.Э.Классоном совместно с инженером В.Д.Кирпичняковым Разжижаемый струей воды торф сгонялся по массогонным трубам и разливался слоем 15-20 сантиметров. Затем из подсохшей массы цапками вручную делали кирпичики, укладывали в клетки и загружали в караваны. В октябре 1920 года Совет Народных Комиссаров принял постановление «О гидравлическом способе добычи торфа», а при Главторфе было создано Управление по делам гидроторфа.

ежду тем продолжал расти и застраиваться поселок Электропередача, увеличивалось его население. К 1921 году оно составило 4576 человек. В 1920 году в поселке была построена новая школа, получившая имя Третьего Интернационала. Руководил строительством и организацией школы молодой инженер электростанции В,А.Голубцов. Проект и смету подготовил инженер Никольский Рабочие сами строили школу, и получилось у них очень красивое здание, состоящее как бы из двух бревенчатых построек.
В одной располагались учебные классы. в другой — лаборатории и мастерские. В школе работали различные кружки, В.А.Гасилин вел радиокружок. Поселок тогда еще не был раднофицирован, но в школе учителя, дети, их родителя слушали радио. Большое впечатление на жителей поселка производили выступления В.И.Ленина. Представители школьного совета, задавшись вопросом: как и чему учить детей, отправились в Москву, именно к В.И.Ленину и Н.К.Крупской. Надежда Константиновна побеседовала с делегацией, а Владимир Ильич порекомендовал профессиональное обучение: «Нам нужны столяры, слесари. Начинайте, а мы поддержим!»
Алиса Ивановна Радченко руководила в поселке уже «Клубом юношества», преобразовавшимся впоследствии в комсомольскую ячейку «Союз 111 Интернационалав. В день пятой годовщины Октябрьской революции происходило торжественное открытие нового клуба. На его строительство Главэлектро ВСНХ выделил ссуду, недостающие средства собрали сами энергетики.
После смены, в выходные дни, выходили рабочие на клубную стройку. Седьмого ноября 1922 года Глава Советского правительства прислал в поселок приветственную телеграмму, в которой выразил надежду, что клуб послужит делу просвещения рабочих. В клубе организовались первые кружки: драматический, музыкальный, хоровой и литературный, жители поселка с удовольствием посещали вечера вопросов и ответов, киновечера, спектакли и концерты. В клубе действовал уголок Ленина, читающую публику обслуживала библиотека, состоявшая из 10425 книг, регулярно выходили стенгазеты \"Молодой ленинец» и «Пролетарская колотушка».
Медицинской помощью рабочие по-прежнему пользовались в старой амбулатории, здесь же располагались койки для больных. Бичом местного населения оставалась малярия. В 1922 году в поселке была открыта малярийная станция, где, кстати, разводили живородящую рыбку гамбузию уничтожавшую личинки комаров. Над койками больных, как шатер. навешивали мелкую сетку для защиты от комаров. В поселке работало ужё пять врачей.
Тогда же, в начале двадцатых голов появилась мысль связать поселок энергетиков с Нижегородской железной дорогой. В 1922 гот; начал строиться железнодорожный мост через Клязьму, а 1 мая 1925 года было открыто движение по железнодорожной ветке Павлово-Посад - Электропередача.
В 1926 году, на одном из заседаний ВСНХ. от разрыва сердца умер Роберт Эдуардович Классов! Революционер труда, истинно творческий человек, Р.Э.Классон больно переживал годы приостановки строительства, годы нарушения нормального хода работ, в своей деятельности ему приходилось преодолевать всевозможные препятствия. Памяти Р.Э. Классона посвящены строки «Рабочей газеты»: «Как больно потерять такого замечательного ряботника-электрофикатора именно сейчас, когда его творческому размаху начинала соответствовать обстановка грандиозного строительства. Классону не нужно памятников. Построенные им станции, изобретенные машины для гидроторфа, несущие нам свет, тепло и силу из торфяных болот без применения изнурительного, погибельного труда торфяников-рабочих — вот несравненный памятник творческой личности замечательного инженера-товарища.»
Принятый на 8-ом съезде Советов, план ГОЭЛРО предполагал строительство электростанций в Петрограде, Твери, Москве, Нижнем Новгороде, Екатеринославле, Киеве, Казани, Астрахани, Одессе и других городах. «Коммунизм есть, советская власть плюс электрификация всей страны», — и вот, сфотографировавшись на память, специалисты ГРЭС едут на строительство электростанций Каширы и Шатуры.
С каждым годом увеличивалось количество разрабатываемых торфяных участков, вокруг поселка Электропередачи к ним подводились новые узкоколейные дороги, все больше сезонников приезжали на торфоразработки. И вот в 1929 году торфоразработки выделяются в самостоятельное предприятие имени Р.Э.Классона Гидравлический способ добычи торфа тетерь сменился на фрезерный, позволяющий значительно увеличивать. добычу топлива. На торфопредприятии были разработаны новые машины и прицепное оборудование. Внедрение этой техники позволило увеличить производительность добычи торфа и сократить привлечение на сезонные работы колхозников из соседних областей. Сезонных рабочих называли «скворцами». Они в самом, деле, словно перелетные птицы, появлялись весной и оставляли здешние края на зиму. И до сих пор район современной улицы Калинина, где прежде стояли бараки сезонников, называется в Электрогорске «Скворцы». В 1929 году на торфопредприятии работало 8500 сезонников, а через 10 лет их было только 2900. Годовая добыча торфа за это время выросла с 540 тысяч до 747 тысяч тонн.
Большое значение для увеличения добычи торфа в тридцатые годы имело стахановское движение. А.Пахомова, В.Болыпаков, Л.Доропип, Е.Замилопкая добивались наилучших результатов в работе, увлекая своим примером и других. Бригады торфяников соревновались между собой. Впереди шли бригады Котуховой, Старостиной, Кузьмичевой.